Home
Education
Real Estate
Finance
Health
Travel
Dating
Classifieds
TRI-STATE RUSSIAN MEDIA GROUP:
Горячая тема

Эта рубрика - одна из самых читаемых в газете. В ней публикуются аналитические материалы обо всем, что происходит в США и в мире

News
Lifestyle
Law
Insurance
Auto
Employment
Advertise

ну, никак без Гетто?

В одном из писем Шолом-Алейхема последних лет есть такая мысль (не поручусь за точность цитаты, но саму мысль я передаю верно): “Родина - это не та земля, не та страна, которая обо мне должна заботиться, где мне должно быть хорошо [“хорошо” здесь - в мещанском смысле], а это та земля и та страна, о которой я должен заботиться. И если есть такая страна, которой я бескорыстно отдаю свои мысли, свои силы и время, свою душу, то у меня есть родина. Если таких страны 2 или 3, то у меня 3 родины: я очень богатый человек. Но если нет у меня ни одной такой страны, то у меня нет родины”.
И дальше он пишет: “Так же дело обстоит и с принадлежностью к определенному народу: тот народ, судьбу которого я ощущаю как свою, ради блага которого я готов многим жертвовать - это мой народ. Поэтому (это говорит Шолом-Алейхем) моавитянка Рут стала еврейкой”, - и т.д., и т.п.
Я начал с этой неточной цитаты вот почему. Человек, который живет в Америке, размышляет об арабо-израильском конфликте, должен, видимо, прежде всего, как-то объяснить себе и другим, зачем он это делает, для чего это нужно? Я ведь и обращаюсь, главным образом, к тем евреям, которые не находятся в самом котле этого конфликта, потому что те, кто там находится, вряд ли смогут меня понять.
Зачем же это нужно? Ведь мы никак не можем повлиять на ситуацию. У нас есть наша работа, семья: давайте будем делать то, что можем.
Это разумное возражение. Но: у нас есть еще мы сами. А “если ты не стоишь за себя, кто встанет за тебя?”
Поэтому я спрашиваю (пока, главным образом, себя): а есть ли какой-то народ, который я могу назвать своим? И если нет, то кто я такой? “Исаак, родства не помнящий”? Вроде у евреев нет такого понятия.
Кто мы, если нам наплевать на наш народ: пусть даже мы не в состоянии в данном случае что-то реально сделать?
Так что эти размышления - не для того, чтобы помочь разрешению арабо-израильского конфликта: действительно, мы тут бессильны. Но в наших силах стать чуть-чуть более Людьми, чуть-чуть более Евреями. Между прочим, человек без национальности - это вряд ли человек. Это, скорее, бывший человек.
Я верю в то, что “когда изменяемся мы, изменяется мир” и что наведение порядка “в сортирах” возможно только путем предварительного наведения порядка “в головах”.
При этом я не возьму на себя роль ассенизатора всех еврейских голов, беру на себя только свою. Своей мыслью я рассчитываю всего лишь расшевелить мысль тех, кто будет это читать.
То, что я пишу, предназначено только для евреев, потому что я еврей. Это не значит, что я считаю виновными в происходящем одних евреев. Это не значит, что я не уважаю палестинских арабов и совершенно не верю в их желание и способность прекратить безумие. Просто я к ним не обращаюсь.
Какие предметы
опасно давать
в руки психопатам?

Так получилось, что я начал преподавать в университете сразу после его окончания, в 25 лет. Это, понятно, доказывает, что я умный и способный, и у меня все в порядке. Тем не менее первые 2-3 года были для меня отравлены постоянным страхом. Мне было трудно входить в учебный корпус: на крыльце всегда стоят и курят студенты и услышать там можно всякое - эти студенты уже не те, что были в XIX веке - так вот я боялся оскорбительных высказываний в свой адрес. Почти то же, чуть в более мягкой форме, происходило в аудитории, из-за чего я держался излишне официально, и как потом мне говорили, высокомерно (хотя я совсем не высокомерный).
Откуда такая повышенная чувствительность к унижениям, такая обостренная ранимость, причем именно в одном определенном отношении? И ведь она у меня с детства, из-за этого ребенком я был опасным человеком: я быстро рос, был большим, сильным и при этом дрался не как все мальчишки, - если мне казалось, что меня оскорбили, обидели, я совершенно терял контроль над собой и буквально стремился убить противника. Что это - индивидуальная патология?
Но в моем развитии не было ничего патологического. Я вырос в исключительно благополучной семье, у меня было счастливое детство. Я был в числе лучших учеников в школе, в университете считался лучшим студентом курса. Я высокого роста, физически здоров, у меня довольно привлекательная внешность.
Один знакомый психотерапевт мне объяснил: “Да ведь ты еврей. Все дело в этом”.
Вот тогда меня осенило. Это мой архетип! Сколько веков наш народ преследовали, травили, унижали. Недаром говорят: хроническому алкоголику, чтобы опьянеть, достаточно выпить стакан воды.
Только тогда я начал замечать эту психопатию (а это чистой воды психопатия - читайте Ганнушкина: называется она “паранойяльной психопатией”) у других евреев и поразился: как она часто встречается! Причем, у многих она “национально окрашена”: они уверены, что их стремятся обидеть, ущемить, унизить именно неевреи (“гои”, здесь как раз уместно это слово) и именно потому, что они евреи. У меня этого нет, но все прочие симптомы те же.
Удивительно ли, что целый народ, пройдя через гетто и Холокост, заболел такой скверной болезнью? Спросите любого психолога, психиатра, психотерапевта: они вам скажут, что здесь нет ничего удивительного. Было бы удивительно, если бы мы остались здоровыми.
Вот тут как раз уместно “перекинуть мостик” к арабо-израильскому конфликту. Быть может, вы обратили внимание на очевидную иррациональность поведения евреев, не правительства только (в Израиле оно избирается демократическим путем и, значит, выражает стремления большинства, иначе просто не выберут), а большинства израильтян: когда совершается очередной терракт, Израиль (и это приветствуется большинством) всегда отвечает адекватно. Хорошо зная: палестинцы тоже ответят “адекватно”.
Кстати, слово “адекватный” означает “соответственный чему-то”, т.е., например, если у вас пневмония, то адекватная мера - не пытаться заразить ею еще кого-то (кто, по вашему мнению, во всем виноват), а делать уколы пеницилина, т.к. именно это способствует выздоровлению. Если же вас взрывают, то адекватны те меры, которые способны прекратить взрывы.
Понятно, что израильтяне употребляют это слово в совершенно другом смысле: в их языке оно означает “точно такой же”.
И все понимают: “адекватные меры” ведут к дальнейшей эскалации конфликта, т.е. к большим жертвам.
Почему же это не останавливает израильтян? Потому что они повышенно чувствительны к унижениям. Потому что они евреи, другими словами. Для них восторжествовать над обидчиками, “замочить” их, доказать свою силу - важнее, чем обеспечить свою безопасность.
Это иррациональный мотив, нормальным (психически здоровым) людям не свойственный. Но как мы выяснили, большую часть современных евреев назвать нормальными - в этом именно смысле - никак нельзя.
Вот тут как раз и уместно вспомнить о том, что давать в руки психопатам колющие и режущие предметы, а также танки, пушки, автоматы, вертолеты “Апач”, самолеты, ракеты и даже бульдозеры (которые в Израиле стали жутким символом геноцида палестинских арабов) - весьма и весьма опасно.
Когда принималось решение о создании государства Израиль, об этом как-то не подумали.

Вам очень хочется
пожить в гетто?

Я понимаю, Вам кажется, что на этот вопрос нет ответа. На самом деле есть и очень простой. Надо взять билет до аэропорта Бен-Гуриона.
Что такое “гетто”? Давайте разберемся. Видимо, это место компактного проживания евреев. Притом, они там живут во враждебном окружении, среди всеобщей ненависти, постоянно ожидая унижений, преследований, даже гибели. Снаружи гетто обычно окружено стеной.
Кстати, последний штрих (не вполне обязательный, но очень эстетичный), кажется, скоро тоже будет иметь место: как известно, правительство уже строит Великую Еврейскую Стену вокруг всего Израиля. Я не знаю, удастся ли Арику Шарону попасть на скрижали истории вслед за китайским императором Цинь Ши Хуанзи, но совершенно определенно могу сказать, что строительство стены окончательно превратит Израиль в последнее гетто на нашей планете.
Но очень специфичное все же, потому что оно одновременно является первым в истории гетто, построенным самими евреями.
Как могло так получиться?
Все дело в стремлении к “еврейскому счастью”: еврейскому благополучию, еврейской защищенности, еврейскому государственному и военному могуществу и еврейскому богатству. По другому говоря, все дело в нежелании быть евреями (потому что все перечисленное выше - “сапоги всмятку” для Святого Народа), в стремлении жить как все, ничем не отличаясь от других народов.
В этом смысле Израиль - это злая пародия на еврейское благополучие.
После Холокоста, впрочем, после долгих веков постоянной травли и преследований это желание более чем естественное и винить за него никого нельзя.
Тем не менее, все дело именно в нем. Как говорит И. Башевис-Зингер, “Главная цель современных евреев - подражать неевреям” [рассказ “Кровь. История любви”].
Евреи страшно устали не только от внешнего (от преследований, социального бесправия и пр.), но и от внутреннего, которое было причиной этого внешнего
(от своей Миссии, своего предназначения). И решили (чаще всего, неосознанно) избавиться разом и от того, и от другого. Получился Израиль, а ничего другого и не могло получиться.
Потому что можно выйти из гетто, но нельзя выйти из самого себя. Подражая Западу, израильские евреи довольно успешно избавляются от лучшего в себе: от личных отношений с Б-гом, от принятия своей ответственности за весь еврейский народ, от высочайших нравственных требований к себе и пр., и пр. Но в европейцев, однако, не превращаются (потому что для этого нужно прожить, пройти весь тот путь, который прошли европейские народы за сотни лет), оставаясь все-таки евреями, но утратившими лучшее в себе, а сохранившими лишь худшее.
Еврейской фамильярности вместе с местечковой напористостью, вульгарностью, хамством, сованием носа в чужие интимные дела, умением обмишулить (без которого раньше нельзя было выжить); чудовищного эгоизма - уверенности, что все и вся существует исключительно для нас, Избранных; презрения к другим этническим группам - словом, всего наихудшего в нашем народе - в Израиле хоть отбавляй.
Кстати, израильской бытовой грубости, хамству очень способствует иврит. Как “лошн койдеш” - письменный язык священных текстов - он великолепен. Но используемый как язык бытового общения он возвращает нас на 2-3 тысячелетия назад: ведь язык - это закрепленная в знаковой системе психология народа. Иврит как бытовой язык - это наречие диких грубых скотоводов 2-го тысячелетия до н.э., язык вульгарности и хамства. Об этом тоже как-то не подумали энтузиасты его возрождения.
И как можно возродить то, что 2 тысячи лет тому назад умерло? Недаром некоторые израильские лингвисты говорят, что в их стране - на основе иврита - создан новый язык “израилит”. Но, видимо, сохранивший худшие черты прежнего.
Словом, современный Израиль - это всееврейская помойка: здесь собрано, свалено в кучу (а скоро и будет огорожено стеной, чтоб не воняло) все гадкое и мерзкое, что накопилось в еврейской душе за тысячелетия.
Неудивительно, что палестинцы не хотят жить на этой помойке (Палестина и Израиль - это же типичная коммунальная квартира, в которой Израиль к тому же - “главный жилец”, более наглый, сильный и богатый); честно говоря, я бы на их месте тоже не захотел. Но деваться-то им некуда.
Видимо, чтобы по-настоящему выйти из гетто, нам нужно сначала избавиться от “гетто в себе”: от тех психологических язв, комплексов, просто гадких черт - которые появились в нашем народе вследствие жизни в гетто. А так, мы свое гетто всюду носим с собой. И как только у нас появляется возможность что-то свое построить - глядь, а получается-то опять гетто!

Чей Холокост лучше:
немецкий
или еврейский?

И на этот вопрос легко ответит всякий еврей: все еврейское всегда лучше.
Что я имею в виду в данном случае?
Как известно, уничтожить народ можно двумя способами:
1) Уничтожить физически;
2) Уничтожить культурно (т.е. вынудить - или соблазнить - этот народ отказаться от своей культуры, переняв ценности, нормы и пр. чужой культуры) - в этом случае физически представители этого народа продолжают жить, но народ исчезает, т.к. утрачивается то, что составляет сущность нации - ее специфическая культура.
Так вот Гитлер, желая избавить мир от евреев, избрал первый путь. И напрасно: он не достиг своей цели. Во всяком случае, не вполне достиг.
А сейчас мы наблюдаем второй этап Холокоста, но уже не немецкий, а еврейский, потому что его осуществляют сами евреи. Я говорю о массовой т.н. “ассимиляции” евреев, наиболее интенсивно (как это ни покажется странным) происходящей именно в Израиле. В своем еврейском государстве евреи гораздо быстрее перестают быть евреями.
Но и в странах рассеяния этот процесс идет очень интенсивно. Настоящие еврейские семьи (мне повезло, я вырос в такой именно семье и потому знаю, что это такое) все более становятся редкостью; евреи, живущие даже в одном городе, перестали общаться друг с другом, интересоваться друг другом. Усилия же отдельных культурно-благотворительных еврейских организаций не приносят серьезных улучшений.
Яркий пример: лишь 3-5% еврейских родителей хотят, чтобы их дети учились в еврейской школе.
Словом, “еврейский Холокост” оказался гораздо эффективнее “гитлеровского”.
Гитлер-то, оказывается, был не только выродком, но и дураком: надо было поручить уничтожение евреев самим евреям - у них это лучше получается. Не догадался, бедняга!

Есть ли выход
из этого тупика?

Есть такая наука - конфликтология. Открою маленький секрет: автор этих строк опубликовал несколько статей в научных журналах именно по конфликтологии.
Так вот конфликтология утверждает, что есть разные стадии конфликта, и если дело зашло достаточно далеко, если это 2-я или 3-я стадия, то чисто внешних усилий (переговоров и т.п.) недостаточно, чтобы его погасить.
В этом случае необходимо внутреннее самоизменение одной из конфликтующих сторон (хотя бы одной), а это, как минимум, изменение отношения к ситуации конфликта, а как максимум, изменение своих ценностей, целей, установок - изменения в самой своей личности.
Не кажется ли вам, что арабо-израильский конфликт относится именно к этой категории конфликтов?

Эммануил ЕККЛЕЗИАСТОВ

От редакции: Наверняка не все согласятся с точкой зрения автора. Что ж, давайте поспорим. В конце концов тема для размышления есть.

Copyright © Russian Market 2003. All rights reserved. Disclaimer