Home
Education
Finance
Health
Travel
Dating
Classifieds
TRI-STATE RUSSIAN MEDIA GROUP:
Realtor of the Month

News
Editorial
Lifestyle
Law
Insurance
Auto
Employment
Advertise

что нам стоит дом пострить...

Однажды во время грозы в наш дом ударила молния, и он сгорел легко и быстро. Просто на удивление быстро. Когда обнажилась внутренность стен, то оказалось, что дом построен из клееной древесины, очень прочной, но горит она, как воск. Строители сэкономили на дереве, ведь покупатель не может заглянуть внутрь стен. Кроме того, строили по “новой технологии”. Это когда расстояние между опорами в деревянном каркасе дома в два раза больше, чем положено. Нет, они не нарушили строительные нормы, это “идиотское” расстояние стало “новым стандартом”, но приличные компании по-прежнему используют “старый”, так дороже, но прочнее.
После пожара наша страховая компания предложила восстановить дом в прежнем виде. В этом случае хозяева не имеют никаких хлопот. Страховая компания сама нанимает строителей, сама следит за всем и дом строят очень быстро. Но, памятуя об “инженерной древесине” и “новых стандартах”, мой муж решил сам делать проект и построить не такой трехэтажный дом, каким был наш, а ranch house. В этом случае и кондиционеры легче регулировать, и грозы не страшны.
Мой муж по образованию инженер, работает дизайнером высоковольтных электростанций. Проектировать с помощью компьютера для него дело привычное. Он купил профессиональную программу для архитекторов, заложил исходные условия: площадь дома, тип строения, и начал “творить” под “мудрым руководством” всей семьи.
Для некоторых, таких, как моя знакомая, профессиональный дизайнер жилых домов, проект своего дома - это приятный творческий процесс. Она делала его более года, “с чувством, с толком, с расстановкой”. Мужу для встреч с друзьями она сделала комнату в стиле “Вестерн”. С грубо сколоченным полом из неокрашенных досок, сундуками, охотничьими трофеями. В огромной ванной комнате встроила себе уголок для makeup. Очень удобно расположила laundry room позади ванной и соединила их дверью. Все продумала до мелочей. Но она была в других условиях: у них не “горело”... И в семье только два человека: она да муж.
В нашей семье четверо. Дочь хочет комнату с видом на пруд. Сыну все равно, он жалюзи вообще не поднимает, но в идеале ему хочется пять выходов кондиционера, чтобы дули со всех сторон, а вместо стен - стеллажи с полками. Мне самой то пространства для тумбочки между кроватью и окном не хватает, то дверь в ванную открывается не в ту сторону, то кухонная плита стоит не на месте. То есть, хотя проект дома Дэвид сделал за два дня, но потом больше месяца он переделывал, переделывал... Кончилось тем, что проект отдали на доработку профессиональному архитектору. Он должен рассчитать все опорные балки, проверить все стандарты и т.д. Я еще надеялась, что профессионал двумя-тремя дополнительными декоративными деталями придаст стиль дому. То есть, сделает то, на что Дэвид, как инженер-электрик, просто не способен.
Друзья порекомендовали молодого способного архитектора, тот обещал заняться нашим проектом, когда кончит работу над заказом фермера из Техаса. Недели шли за неделями, а наша встреча все откладывалась. Над мелочами проекта нашего дома в 3,000 кв. футов Дэвид работал месяц, а дом техасца в 10 раз больше... Я села за компьютер, нашла адреса нескольких десятков архитекторов и отправила им электронные письма с SOS. На следующий день мы имели достаточно предложений, чтобы сделать выбор.
Лэри приехал на наш участок этим же вечером. Внимательно осмотрел, как проект привязывается к местности, и сделал несколько очень интересных предложений. Все чертежи мы получили в точно намеченный срок. Работа была сделана добротно. Я, правда, ожидала большего. Он профессионально детализировал проект Дэвида, не привнося ничего нового. Так и остался наш дом без “стиля”.
Специалисты отличаются от таких, как мы, тем, что у них есть опыт. Мы вынуждены учиться на своих ошибках. Четыре месяца “выбросили коту под хвост - не могли найти контрактора, который бы возглавил строительство. Контрактора тоже надо уметь искать.
Принято делать так: обращаешься в фирму с заказом, те оценивают фронт работ и высылают факсом или почтой результат. Почтой - чтобы не вынуждать заказчика говорить “нет” в случае отказа, гладя прямо в глаза. Заказчик выбирает лучшее предложение, связывается с понравившейся компанией, платит залоговую сумму, и работа начинается.
Сначала две недели мы потеряли с соседом. Он профессиональный строитель, построил много домов в округе, но был уже на пенсии. Продолжал брать небольшие заказы: пристроить комнату, гараж, но работал не спеша, как позволяло здоровье. Зимой большую часть времени проводил возле камина перед телевизором. Наш дом намечался большой, мы хотели въехать в него через 5-6 месяцев. Кроме того, проект был сложный из-за высоких “cathedral” потолков. Этот пожилой человек понимал, что задача не по силам, но не сразу смог сказать себе и нам об этом.
Затем Дэвид обратился в крупную фирму. Те приехали мгновенно, сообщили, что построят дом за два месяца, взяли проект и уехали делать оценку. Через месяц мы получили документ на 8 страницах с итоговой суммой 480 тысяч долларов. Причем только за “дирижерство” строительством контрактор брал себе 29%. Неплохой гонорар: за два месяца 160 тысяч. Как раз эту сумму страховая компания выделила нам на все строительство.
Дэвид обратился еще в две компании. От одной из них получили предложение на 250 тысяч. Мы продолжали поиски контрактора. Откликались многие. Приходили посмотреть участок, проект, а потом исчезали бесследно. Мы не могли понять, что происходит, прямо заколдованный проект какой-то.
Один из контракторов проявил большую заинтересованность: долго ходил по участку, рассматривал все детали. Потом пригласил к себе посмотреть его дом. Мы поехали, отдали должное исполнению. Потом он пропал. Никаких предложений не последовало. Как в анекдоте: “И чего приходил? Может, что сказать хотел?”.
Может, дело вовсе не в контракторах? Может, мы размахнулись с проектом? Может, он действительно стоит в несколько раз дороже, чем мы можем позволить себе? Каким бы образом контракторы ни оценивали стоимость нашего проекта, по отдельным видам работ или грубо, по площади, результат был один: более 75 долларов за кв.фут. Дело в том, что в последние месяцы резко подскочили цены новые дома. В расчетах же страховой компании фигурировала старая отправная цифра - $50.
Мы обратились с письмом в страховую компанию, где просили откорректировать расчеты в соответствии с изменившейся ситуацией на рынке домов. Самое интересное, что через месяц мы действительно получили дополнительный чек, на половину увеличивающий компенсационную сумму.
Кончалось лето, а с ним и надежды въехать в новый дом к Рождеству. Надо было что-то делать. Я стала звонить одному из контракторов, с которым Дэвид встречался по рекомендации соседей. Те говорили, что Mr. Dobson вместе с братом руководит строительной компанией 15 лет и что они действительно хорошие строители. Я прямо спросила его, что за причина, почему он исчез, так и не сделав своего предложения. Оказалось, что его команда не строит дома “под ключ”. Они возводят стены, делают облицовку, все “деревянные” работы. Это основная часть работ, но далеко не вся. А потому он просто не в состоянии сделать оценку стоимости всего проекта. Нужно еще возводить фундамент, крыть крышу, плюс канализация, кондиционер, штукатурка стен, окраска... Его компания работает в постоянной “связке” с другими. Свою работу по проекту он может сделать за 1-2 месяца. Если Дэвид сам будет со всеми вести расчеты и заказывать материалы, то он поговорит с этими бригадами, и те сделают свою часть работ в срок.
Из этого разговора я поняла, что в Америке много различных мелких строительных компаний, которые работают на договорных основах, заказ за заказом. Все связаны друг с другом и все предпочитают работать с непосредственным заказчиком, а не с контрактором, который, как правило, “надувает” и заказчика, и их.
Мы стали проверять предложения, сделанные нам различными контракторами. И надо же было быть такому совпадению, что мы направили запрос в ту же электрокомпанию, услугами которой пользовался и один из предполагаемых сабконтракторов. Только в графе “электрические работы” у него стояла сумма на 30% выше, чем мы получили по прямому контакту.
Мы стали проверять графы с другими видами работ и материалов. Прояснилась интересная картина. В каждом разделе расценки были завышены на 20-30%. То есть, контрактор официально берет за труды около 30% от стоимости дома, да, кроме того, столько же приписывает по отдельным строительным подрядам и материалам. Получается, что половина стоимости дома идет прямо ему в карман.
А что, собственно, делает контрактор? Нанимает бригады и расплачивается с ними, следит за графиком и качеством выполнения работ. В строительстве я ничего не понимаю и следить за качеством не могу. Но Дэвид может делать это. Он работает до 4:00 и после работы сразу может ехать на стройку. Конечно, у него нет времени обзванивать различные компании, чтобы регулировать график работ. Но “сидеть на телефоне” могу я. Кроме того, я могу заниматься закупками всех материалов. Все равно мы сами должны выбирать двери, окна, краны, светильники и т.д.
У нас уже была небольшая фирма и никакие документы для представительства оформлять не потребовалось. Работать от имени фирмы очень выгодно. В этом случае большинство поставщиков дает значительную скидку на материалы, до 50%.
Мы сделали прикидочные расчеты. Получалось, что, сэкономив на “зарплате контрактора”, мы можем позволить себе многие вещи, о которых раньше и думать не могли. Не просто светильники из категории “наиболее популярные у строителей”, а оригинальные галогеновые. Не просто стандартная кухня, а встроенная мебель во всем доме по индивидуальному проекту...
И мы решились...

Ирина КАРСКАЯ

Copyright © Russian Market 2003. All rights reserved. Disclaimer